Ниру

Ниру

Шепот Судьбы

ФРАКЦИЯ

Могилорожденные Могилорожденные

РЕДКОСТЬ

Легендарные

КЛАСС

Интеллект

ТИП БОЯ

Ближний

ПОЗИЦИЯ

Передний ряд

СОЮЗ

Нет

АРТЕФАКТ

Благодать Дары

РОЛЬ

ДД, Хилер

Ниру

Обзор

[letsreview]

Примечание: Это герой легендарного уровня, поэтому оценки отражают его эффективность на фоне героев 160 уровня. Для игры после 160 ур. данный герой не рассматривается.

Синергия с другими героями

Для Ниру лучшим вариантом будут герои способные быстро убивать, например Сильвина и Изабелла.

Знаешь с кем хорошо синергирует герой? Напиши свои примеры в комментариях.

Умения Ниру

Зов смерти

Ниру наносит врагу с самым низким уровнем здоровья 250% урона

Уровень 61: Урон увеличивается на 1% с каждым 1 % здоровья, потерянного вражеской целью
Уровень 121: Урон увеличивается на 2% с каждым 1% здоровья, потерянного вражеской целью

Вытягивание жизни

Ниру вырывает из врага душу, чтобы получить энергию и нанести ближайшим врагам 100% урона. 40% от общей мощности урона преобразовывается в здоровье ближайших союзников

Уровень 21: 70% от общего урона преобразовывается в здоровье
Уровень 81: 100% от общего урона преобразовывается в здоровье
Уровень 141: Прибавка к урону – до 140%

Жнец душ

Ниру вытягивает из душ павших союзников и врагов 22% от максимального запаса своего здоровья и 70 от максимального запаса своей энергии. Ниру не может вытягивать энергию или здоровье из призванных существ

Уровень 101:Ниру получает перманентное повышение уровня атаки и защиты в объеме 15% от показателей атаки и защиты павшего героя

История Ниру

Некоторые всю жизнь боятся того неизбежного, что ждет все живое. Многие живут, не задумываясь о том, что смерть поджидает нас на каждом шагу. Лишь немногие видят мир иначе. В конце концов, мы боимся лишь неизвестности. Даже смерть, если ее принять и узнать получше, перестанет быть такой уж ужасной и загадочной. Ниру знаком со смертью, как никто другой.

Когда кровь еще согревала его жилы, когда он еще мог радоваться солнцу, Ниру был военным лекарем. Он следовал с королевской армией от битвы к битве, от лагеря к лагерю, от крепости к крепости. В относительно мирные времена работа приносила ему удовольствие. Крови и боли было предостаточно, но с ней можно было справиться. Если кто-то неудачно упадет или подхватит простуду, нужно привести его в порядок. Но лишь во время битвы Ниру сталкивался с настоящим ужасом. Страдания и жестокость, которые представали перед ним, были за гранью его воображения. Раны, боль, предсмертные крики – это тебе не с крыши свалиться. Все раны, полученные на поле боя, были нанесены преднамеренно, из ненависти или из страха. Это был хаос в самом чистом его виде. Никому не под силу было с ним справиться. Раненых бывало слишком много. Помочь им всем было попросту невозможно. Даже если Ниру оказывался рядом, он часто ничего не мог сделать, и лишь наблюдал, как израненные бойцы испускали дух в крови и слезах.

Однако люди постепенно привыкают ко всему. Когда Ниру сбился со счета, скольким он сумел помочь и скольким не успел, он начал понемногу забывать и тех, и других. Сердце его огрубело, но это, по большому счету, было к лучшему. Он выходил на поле боя и очень быстро и точно решал, кому нужно было помочь в первую очередь, кому во вторую, а на кого не стоило тратить времени вовсе. Его холодный взгляд и острые инструменты часто пугали даже тех, кого он спасал, но разве потерянная рука или нога дороже сохраненной жизни? У Ниру был особый метод работы со смертельно ранеными, и далеко не все его одобряли. Он спокойно осматривал пациента и тихонько говорил: «Все будет хорошо, потерпи немного». А после этого проворно перерезал яремную вену своим скальпелем, который был наточен так остро, что жертва ничего не чувствовала. Всего через несколько мгновений раненый солдат отходил в мир иной.

Ниру считал, что совершает благое дело, но мало-помалу то, как душа покидает бренное тело, захватило его, и он стал интересоваться тем, что происходит по ту сторону смерти. Он начал изучать некромантию. Он скупал оккультные книги и бережно хранил любую крупицу знаний об этом предмете, которую только мог найти. Когда не было битв, он корпел над книгами, забывая есть и спать. В бою он украдкой проводил небольшие ритуалы и пробовал разные заклинания, отмечая про себя результаты и добавляя их к своим быстро ширящимся запретным знаниям.

Ниру был превосходным хирургом, и никто не замечал маленькие и точные надрезы, которые он делал, на фоне жутких боевых ран. Тем не менее те, кто часто его видел, начали обращать внимание на его записи, рисунки и все более и более странно выглядящие хирургические инструменты. Они поняли, что творится неладное, но когда попросили одного из офицеров разобраться, было уже поздно. Талантливый лекарь был арестован, но на суде от него не смогли добиться ничего, кроме едких насмешек. Он не собирался оправдываться за свои действия, которые приносили очевидную пользу. Если эти невежественные бюрократы считают его преступником — пусть выносят свой приговор.

Бюрократы решили его казнить. Судья объявил, что следующий рассвет станет для Ниру последним. Те, кто видел в этот момент обреченного врачевателя, были немало удивлены. Откуда взялась эта самодовольная улыбка?

Ночью перед казнью Ниру, запертый в холодной камере, впился зубами в свои пальцы. Распевая формулы мистического призыва и недобрые заклинания, он собственной кровью начертил на каменном полу камеры таинственные символы. Он сидел в темноте, бормоча что-то себе под нос, и иногда чужие голоса отвечали ему. Это продолжалось до тех пор, пока за ним не пришли, но к этому времени ритуал был уже завершен. Через несколько дней после казни и похорон он восстал из мертвых еще более могущественным, чем был при жизни.

«Прими неизбежное»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *